…подтвердить.
Я два месяца мучилась самокопанием и упивалась собственной виной. Не подумав о том, что он ведь, действительно, мужчина, уже довольно зрелый и по-своему гордый. И в конце концов, это я сбежала.… Ах, Шон, как же ты был прав!
Мы пошли в театр. И потом, я не сказала ни слова, когда он назвал таксисту адрес дома в Ноттинг Хилле. Я почувствовала себя дома, переступив порог. Я почувствовала себя в небе, ощутив теплые руки Алана на своих плечах, его сильное тело, прижатое ко мне. Помню, как обернулась, встретилась с его губами, и реальность превратилась в круговорот цветных огней.
Жизнь налаживалась. Оставалась одна, совсем пока, небольшая проблемка. Сообщить Алану о ребенке.
И сообщить Риме.

Глава 18



Утром проснулась от внезапного приступа тошноты. Всеми фибрами души, надеясь, что Алан, как всегда, ушел рано, я выскользнула из постели и бегом бросилась в ванную.
Минуты через две, когда обычная теперь для моего утра процедура была окончена, дверь в ванную открылась и Алан, глядя на меня встревоженным взглядом, спросил:
- С тобой все в порядке?
- Да. Это сейчас пройдет. Вчера съела что-нибудь… - я начинала лгать, и это мне не нравилось.
- Ты уверена, что не нужно вызвать врача?
И тут я ясно представила себе картину, когда мне становится плохо, я теряю сознание, он вызывает врача и врач ВСЕ ему рассказывает. Нет! Это допускать нельзя. Нужно решиться. Сегодня вечером. Да. Сегодня вечером.
- Ты будешь дома вечером?
- Думаю, да. Только довольно поздно.
- Я буду тебя ждать.
- Рад это слышать. У меня сегодня спектакль в «Альбери», тебя не приглашаю – ты уже видела «Частные жизни». Но часов в одиннадцать, думаю, я уже освобожусь.
- Хорошо.
- Давай-ка, я помогу тебе лечь.
Он подошел и приобняв, провел меня в комнату. Едва моя голова коснулась подушки, я уснула.
Вечером я ничего ему не сказала. Потом всю неделю мы почти не виделись. У меня в Университете навалилось много работы, он почти каждый день проводил в театре, да еще начались съемки нового фильма. Ни разу за все эти дни я не посетила Риму. Хотя понимала, что скрывать от нее факт появления ребенка постоянно невозможно. Рано или поздно придется ей сообщить и лучше рано, чем поздно.
Новый уик-энд должен был ознаменоваться очередной вечеринкой в доме Алана, но ей не суждено было состояться. Потому что с вечера четверга со мной стало твориться невообразимое.
Утром Алан сухо попрощался со мной (в тот момент мне так показалось), даже не поцеловав перед уходом. Днем я хотела пообедать с ним в городе, но он, сначала согласившись, перезвонил и отменил нашу встречу. Вечером мы собирались прогуляться в Гайд-парке, но ненавистный Пол Марис, назначил именно на сегодняшний вечер встречу с продюсерами, и сообщил Алану об этом только в пять вечера. Все отменялось и здесь. Мы встретились у театра, куда я не поленилась приехать на метро.
- Ты мог предупредить Пола, что у тебя планы на вечер? – обижено, произнесла я, когда он попытался поцеловать меня в щеку.
- Я ему говорил.
- Но ему, конечно же, плевать на твое мнение!?
- Эл, не говори глупостей. Это моя работа….
- Это важнее меня…
- Эл, прекращай…о, нет, только не слезы, Эл, ну что случилось, мы погуляем позже, у нас вся ночь впереди.
- Ты устал, - я всхлипнула, - потом тебе нужно отдохнуть. Я не могу заставлять тебя…
- Какие глупости. Разве прогулки с тобой бывают утомительны?
- Ты никогда никуда не ходишь со мной. Ты меня стесняешься…
- Так, Эл, стоп! Ты закручиваешь уже куда-то в сторону…
- Вот видишь! Ты не хочешь говорить об этом. Ты даже разговаривать об этом не хочешь! – вскрикнула, отталкивая его руки.
- Да, что на тебя нашло, - повысил голос Рикман, и это меня добило окончательно.
- Не кричи на меня, - взвилась я, - никогда на меня не кричи. Ты… ты…
- Это просто невыносимо, - заорал Алан, запустив руку в волосы, - ты все время плачешь. Все время. Я устал.
- От меня?
- Мисс Биггерстафф, - наверно, мне нужно было расслышать предупреждающие нотки в его голосе, но внутри уже все затопила обида, непонятно откуда подступившая.
- Если ты не устал от меня, то сейчас же пойдешь со мной в парк.
- Послушай, - он схватил меня за плечи и встряхнул, - я не собираюсь терпеть твои истерики. Когда остынешь, тогда поговорим. Я терпел все эти дни, ты вернулась сама не своя…. И прекрати реветь, - выкрикнул он мне в лицо, сжав мои плечи.
Я вырвалась и бросилась к стоянке такси. Села в первую попавшуюся машину и попросила отвезти меня в парк.
Шофером оказался пожилой мужчина, который сразу поинтересовался, не нужна ли мне помощь. Я мотнула головой. Он высадил меня и уехал весело посигналив. Странно, но звук его клаксона как будто отрезвил меня, и я поняла, что натворила. Я не могла себе объяснить, что случилось, и почему я это сделала. Только реальность вдруг навалилась на меня давящей пустотой. Какие глупости я наговорила Алану. Боже мой! Да, что действительно со мной такое…
Я решила, что тянуть больше нет смысла. Уже почти три месяца я носила под сердцем ребенка Рикмана, и я должна ему об этом сказать. Должна. Поднявшись со скамейки, спустя полчаса, я вышла на тротуар и махнула рукой.
Когда села в машину, очень удивилась, увидев того же водителя, что привез меня сюда.
- Вы быстро нагулялись, мисс! – улыбнулся мужчина.
Я кивнула и попросила отвезти меня в Ноттинг Хилл.
- Вас что-то тревожит?
И вдруг, ну знаете, такое бывает, когда незнакомому человеку легче открыться, чем самому близкому…
- Я беременна и не знаю, как сказать об этом своему любимому человеку.
- Вы в нем не уверены?
- Нет, нет. Я уверена. Но…, понимаете, здесь такая сложная ситуация. Он очень дорожит дружбой со своей бывшей женой. Они давно не вместе, но он очень трепетно к ней относится. У них не было детей. Он обещал ей, что не заведет детей с другой женщиной, так как она не могла родить ребенка. И он намного старше.
- Да-а-а, - протянул шофер, - а намного он старше?
- Почти на тридцать лет.
- Оу!
- Да.
- Знаете, - заворачивая к дому, произнес мужчина, - а вы просто скажите ему. Без предисловий.
- Но…
- У вас есть ключи от дома?
- Конечно, - я недоуменно уставилась на таксиста.
- А он сейчас дома? - он кивнул в сторону крыльца.
- Думаю, да.
- Не открывайте своим ключом. Позвоните, он откроет, и вы скажите ему. Прямо вот так, в лоб.
- Думаете, это проще… - неуверенно произнесла я.
- Ну, уж куда проще, чем накручивать себя и маяться. Давайте, у вас получится, - приободрил он меня.
- Спасибо, - я расплатилась и вышла из машины.
Поднялась на крыльцо и застыла. Из такси посигналили. Я улыбнулась и молниеносно нажала кнопку звонка. Когда в двери щелкнул замок, сердце ухнуло куда-то вниз и мне очень захотелось исчезнуть. И с ужасом я осознала, что чтобы сейчас не произошло я не смогу. Не смогу и все.
Дверь распахнулась, и на пороге возник Алан.
Я молча уставилась на его рубашку и вдруг подумала о том, а что если он просто захлопнет дверь у меня перед носом. Но он просто стоял и тоже молчал.
И вдруг…
- Ты что забыла ключи?
- Нет, - выпалила я.
- Почему звонишь? – он удивленно приподнял бровь. Из гостиной донесся чей-то незнакомый мужской голос:
- Алан, все в порядке?
- Да, - крикнул Рикман в дом и вновь повернулся ко мне.
Мне вдруг стало вновь так обидно, что он не приглашает меня войти и все же.… Всего два слова.… И потом гори все огнем….
- Ты собираешься…
- Я беременна, - выдохнула я, и схватилась за косяк двери, так как мои ноги предательски задрожали. А действительно, так легче! Вот я уже и сказала ему…
- Что, прости?
- Ты слышал. Я не знала, как сказать тебе. Прости за сегодняшнее. Не знаю, что на меня нашло. Просто вдруг стало так обидно и я…
- Подожди, - остановил он меня, - ты уверена?
О, Господи! Да он…
Я развернулась и стала бегом спускаться по лестнице. Не верит. Или не хочет верить.… Совсем не рад… Бооольнооо!!!!!!
- Постой, - он нагнал меня уже у ворот, схватив за плечи и прижав к себе – Эл. Ты не так поняла. Я не. … Не это имел ввиду. Я… Боже, это так неожиданно. Я всегда был так осторожен.
Я развернулась, упираясь руками ему в грудь.
- Не извиняйся. Зачем? Зачем ты это делаешь? Ведь это так прекрасно…
- Да. Но слишком неожиданно.
- Пусти. Какая я дура. Как я могла на что-то надеяться. Ты же ясно дал понять, что я всего лишь любовница, что я….
- Если ты сейчас же не замолчишь, - он опять легонько меня встряхнул, - то я не посмотрю, что ты ждешь моего ребенка и ударю тебя, поняла?
- ЧТО?
- Нужно же как-то привести тебя в чувство!
- Ты не посмеешь… - я стала вырываться, но попытки мои, как всегда, были тщетны.
- Успокойся, - гаркнул он.
Я застыла, почувствовав вдруг неимоверную усталость. Уткнулась лбом в его плечо и тихо заплакала.
- Прости. Я так запуталась. Я так боялась тебе признаться…
- Глупая…
- Прости, - повторила я.
- Разве я могу долго на тебя злиться?! Ты же просто чудо! Самое большое в моей жизни.
Даже если эти слова были просто ролью, я все равно почувствовала себя невероятно счастливой, а взлетела к облакам я тогда, когда мы вместе вернулись в дом, и Алан объявил присутствующим: двум незнакомым мужчинам и Полу Марису:
- У меня будет сын…. Ну или дочь, - добавил он через мгновенье.
Глаза присутствующих расширились от удивления и все они как один уставились на мой живот. Усталость дня навалилось тяжелой пеленой, ноги подкосились, и я почувствовала только, как чьи-то руки поддержали меня, прежде чем я ощутила спиной мягкое кресло. А потом опять запах мяты и хвои. Перед глазами замелькали мантии, волшебники, вспышки заклинаний и я уснула.

Глава 19



***
Возможно ли, чтобы человек был счастлив настолько, что даже начинал бы бояться своего счастья? Ну, просто потому что человек по натуре своей реалист и не умеет верить до конца, что все всегда может быть слишком хорошо!
Я проснулась на следующий день, почувствовав себя невероятно отдохнувшей. И как же я была удивлена, обнаружив, что Алан спокойно спит рядом. Впервые за долгое время я покидала постель первой, он даже не почувствовал, как я выскользнула из-под одеяла.
Я удивилась еще больше, когда обратила внимание на то, во что одета. На мне была красивая ночная сорочка, под которой ничегошеньки не было. Я прекрасно помнила, что просто свалилась с ног от усталости в гостиной.… Значит, надо мной колдовали!
И опять же впервые - это меня не пугало. Присутствие волшебства в моей жизни ста-новилось почти обыденным делом. У двери, я обернулась и посмотрела на Рикмана. Его грудь тихо вздымалась, он спокойно спал, раскинув руки, на лице его застыла умиротворен-ная полуулыбка.
- Я люблю тебя, - прошептала я, улыбнувшись, и вышла из спальни.

Когда Алан проснулся, я уже приготовила кофе и поджарила бекон. Проведя разбор продуктов в холодильнике, выложила все, что может пригодиться на поднос, добавила ко-фейник и отправилась наверх.
Алан стоял у края лестницы.
- Как давно за мной никто не ухаживал, - хрипло произнес он.
Я смутилась, а он, принимая поднос из моих рук, наклонился и поцеловал меня.
- Доброе утро!
- Доброе утро, - ответила я, потеревшись носом о его небритую щеку.
Мы позавтракали прямо в кровати, и когда я отправилась в душ, Алан присоединился ко мне спустя каких-то десять минут.
Возвратившись в спальню, мы не могли оторваться друг от друга.
- Алан, еще чуть-чуть и я не смогу разговаривать, - отшутилась я, отстраняясь.
- Я люблю тебя, даже когда ты молчишь, - парировал он. – Ну, или издаешь более не-пристойные звуки, чем просто слова!
- Ты ужасен! – притворно возмутилась я.
- Кто-то мне это уже говорил?!
- Ты погуляешь со мной сегодня?
- О, да, - театрально закатив глаза, произнес Рикман, прижав меня к себе, - хоть целый день. Я отменил на сегодня все свои встречи и репетицию.
Я застыла.
- Ради меня?
- Почему это тебя так удивляет?
- Ради меня ты послал к чертям Пола Мариса? - съязвила я.
Он расширил глаза от удивления. Думаю, впервые он слышал от меня слова: «к чер-тям».
- Что же ты скажешь, если я сообщу, что и завтрашний, и послезавтрашний дни я пла-нирую провести с тобой?! – ухмыляясь, произнес Алан, снимая халат и направляясь в гарде-робную.
- Ты проведешь со мной целых три дня? – уже искренне удивилась я.
- Угу, - хмыкнул он из другой комнаты.
- Что же мы делать то будем, вместе, целых три дня?! – спросила я у самой себя, прав-да вслух.
- Лично я, например, знаю, чем хотел бы заняться, - произнес Рикман, проходя мимо меня.
- О, - подхватила я, - я даже не сомневаюсь, что ты уже что-то задумал.
- Это… ну, своего рода сюрприз.
- Сюрприз? – переспросила я.
Он кивнул, лукаво поглядывая на меня.
- Вы полны неожиданностей, профессор, - вырвалось как-то само собой. Я сама опе-шила от только что произнесенных мною слов.
Рикмана же, похоже, совсем не волновал тот факт, что Я ТАК к нему обратилась.
- Могу только сказать, что тебе нужно хорошенько выспаться сегодня, мы кое-куда поедем. Ночью.
- А кстати, откуда это? – я приподняла подол сорочки.
- Ну, это мой подарок…
- Вы меня балуете, - шутливо произнесла я, - и куда мы отправимся?
- Терпение, милая, - тихо сказал он, направляясь к выходу.
- Но, Алан, я…
- Я сделаю пару звонков, и схожу в супермаркет, ты пока собирайся, я буду рад про-гуляться с тобой по парку.
Я улыбнулась, со всей силы стараясь не закричать от счастья.
Алан вдруг развернулся и сделал шаг обратно.
- Твои глаза так сияют сейчас, я никогда такого не видел, - тихо произнес он, проведя пальцами по моей щеке.
- Я так люблю тебя, - прошептала я, прижимаясь лицом к его ладони.
- Я тебя тоже.
И внезапно… где-то далеко, в самых недрах души, появилась едва заметная, почти неуловимая тревога.
- Ты так часто говоришь мне о своей любви, что я боюсь.
- Боишься?
- Да. Неужели такое возможно в реальности? Как я буду без тебя? Если тебя не будет рядом, мне просто незачем будет дышать…
- Что за глупости, - нахмурился он, - откуда в такой прелестной головке, такие дурац-кие мысли?
Рикман приобнял меня и усадил на кровать, целуя мою руку.
- Прости меня за то, что я сейчас спрошу. Но для меня это очень важно, - спокойно произнес он, но я почувствовала, как вздрогнула его рука.
- Конечно…
- Понимаешь, это настолько важно для меня, - вдруг разволновался он, - ты знаешь, как я хотел детей. Все эти годы я столько думал об этом. Отдавал всю свою любовь племян-ницам, всю свою строгость студентам. Я так ждал, пусть неосознанно, но все же ждал, того момента, когда кто-то скажет мне «Алан, у нас будет ребенок!» - он вздохнул. – Я так сильно привязался к тебе, так сильно полюбил. Я знаю, ты мечтаешь о том, чтобы я уделял тебе больше внимания, чтобы …
- …Алан, я…
- …Я другой, понимаешь?! Моя жизнь – такой круговорот событий, что если пригля-деться к ней со стороны, можно сойти с ума. Я почти не бываю дома. Я живу в гостиничных номерах, квартирах друзей, гастрольных трейлерах, впрочем, ты все это знаешь. Поэтому для меня очень важно: ты уверена, что ждешь ребенка?
- Я знаю, что это важно для тебя. И знаю, что это создает множество проблем, - про-изнесла я, глядя прямо в его пронзительные черные глаза, - но я никогда бы не стала играть на твоих чувствах. Я была у врача. Конечно, я уверена.
- Давно? – он был так похож сейчас на Синклера из «Закрой мои глаза».
- Двенадцать недель.
Он замолчал.
- Прости… - тихо повторил Рикман.
- Не надо, ты не обидел меня. Ты даже представить не можешь, как сложно мне было решиться рассказать тебе.
- Какая же ты все-таки еще молодая и неразумная, - улыбнулся Алан.
- Что значит: неразумная?
- Ну, не заводись! Твое настроение так часто меняется, я не успеваю за тобой…. Хотя теперь понятно почему…
- Неужели я так ужасна?
- Просто невыносима! – Алан чмокнул меня в висок и направился к двери.

Куда же все-таки мы пойдем, или поедем?! Ну, о величине моего любопытства вы уже осведомлены….
Мы погуляли в парке в Ноттинг Хилле. Покатались на лошади. Съели целый кило-грамм мороженного. И, наконец, уставшие, но бодрые вернулись домой. Было где-то четыре часа дня.
Я немного разобрала бумаги на столе в столовой (Рикман вообще обожает читать сценарии, сидя за столом на кухне), а Алан приготовил обед. И после мы отправились на-верх.
Уютно устроившись на диване, мы решили посмотреть телевизор, что в принципе бы-вало довольно редко.
Я настаивала на просмотре какого-нибудь фильма с участием Рикмана
- Ты знаешь, что я не смотрю свои фильмы, - хмурился он.
Я надула губы и в DVD-проигрывателе оказался фильм с «Январским человеком». Хитрости Алана можно только позавидовать.
- Я почитаю, - известил он меня, беря с полки неподалеку от дивана, книгу.
Я только вздохнула.

Я смотрела телевизор, не очень, впрочем, сосредотачиваясь на смысле увиденного, и в следующее мгновенье уже почувствовала, как Алан тормошит меня за плечи.
Я даже не заметила, как уснула!
- Просыпайся, - ласково произнес он, целуя меня.
- Боже, я даже не помню, когда заснула?! – проговорила я, приподнимаясь с дивана.
На стенах горели бра, и шторы были задернуты, я поняла, что уже наступил вечер, или даже ночь.
- Поднимайся, - Алан посмотрел на часы, - нам уже пора отправляться.
- Отправляться куда?
- Увидишь.
Желание узнать все побыстрее, как рукой сняло остатки сна. Через десять минут мы оба уже были в холле.
- Алан, но я не успела ничего собрать и…
- Все, что тебе понадобится, у тебя будет.
- Но, я не могу отправляться куда-то на целый день, не взяв…
- На два дня, мисс Биггерстафф! И на две ночи! – назидательно произнес Рикман.
- То есть…
- Пойдем, - показав чрезмерное раздражение, прошипел Алан, притянув меня к себе.
Мы вышли на ночную улицу. И только тут до меня дошло.
- А сколько сейчас времени?
- Половина четвертого утра, - спокойно ответил Рикман.
- И куда мы, на ночь, глядя? – недоверчиво поинтересовалась я.
- Тебе там, определенно, понравится.
Я поняла, что вразумительного ответа все равно не добьюсь, и решила пока не при-ставать с расспросами.
Мы вышли на площадь. Она была пустынна. Это было странно, так как Ноттинг Хилл довольно оживленная часть Лондона и даже ночью здесь бурлит жизнь.
Вдруг что-то мягкое и тяжелое легло на мои плечи.
- Тебе так будет теплее, - прошептал Алан, - давай руки.
Он помог мне и я продела руки в рукава какого-то длинного плаща, похоже, с капю-шоном.
Я опустила глаза и рассмотрела себя, когда Алан стал застегивать плащ на мне. И тут же я увидела, что он одет в точно такой же, шерстяной…. Да ведь это же мантия!
- Это, что, мантия? – решила удостовериться я.
Он поднял взгляд на меня.
- Ты удивительно проницательна.
- Смеешься, - кивнула я. – Я готова лопнуть от любопытства и волнения, а ты смеешь-ся.
- Я не смеюсь. И … все, что будет теперь происходить, - таинственно начал Рикман, - имеет прямое отношение к моей другой жизни.… К магии.
Он развернулся и, достав из внутреннего кармана палочку, резко взмахнул ею.
Буквально через мгновенье, посредине дороги прямо из воздуха возник… автобус. Самый настоящий трехэтажный автобус, выкрашенный в ярко фиолетовый цвет.
Он затормозил, как раз так, что дверь оказалась вровень с нами.
- Доброй ночи, профессор, - на подножке стоял невысокий мужчина, лет тридцати. Мне показалось, что я сейчас потеряю сознание, но Алан крепко сжимал мою руку. Мужчина никак на меня не отреагировал. Видно его учили не замечать того, чего ему замечать не тре-буется.
- Доброй ночи, Маркус, - ответил ему Алан.
- Не часто мы видим вспышку вашей палочки…, - начал Маркус, но Алан остановил его.
- Мне с большим трудом удалось очистить площадь от магглов, они могут появиться в любой момент, – процедил он, сквозь зубы, - может, ты все же позволишь мне и молодой леди пройти?!
- О, да, профессор, мисс, - с расстановкой произнес мужчина и поклонился, отодвига-ясь, освобождая проход.
Мы поднялись по ступенькам.
- Доброй ночи, профессор, - раздался приглушенный голос из кабины водителя.
- Здравствуй, Эрл, - кивнул Алан затемненному стеклу.
Я молчала, просто потому что не могла ничего говорить. Мне казалось, что я попала на съемочную площадку. Но присутствующие не были актерами, это чувствовалось в возду-хе.
- Присаживайся, - Алан подтолкнул меня к креслу. В автобусе стояли самые настоя-щие кресла, такие, какие стоят в домах у каминов. Рядом с каждым креслом маленький сто-лик с торшером. На нем вполне можно было расположить книгу или маленькую сумочку.
- Это «Ночной Рыцарь»? – шепотом спросила я.
- Просто «Рыцарь», - ответил Алан.
- Куда мы едем?
- В Хогсмид, - произнес Рикман и лукаво ухмыльнулся.
Я широко раскрыла глаза:
- Он существует?
- Определенно, - просто сказал Алан. И только сейчас я заметила, что он вновь одет в сюртук, застегнутый под горло.
- Ты не будешь … меняться? – робко заметила я.
Он улыбнулся.
- Там, куда мы едем, меня знают и в таком облике.
- Куда? – почти моля, прошептала я.
- Всему свое время. Будь терпелива.
Как? Хотелось спросить мне. Как быть терпеливой, когда на мне надета мантия, и я еду в автобусе, о котором читала в сказке?! Нет, он точно издевался надо мной.
Я не знаю, сколько мы ехали, но прошло довольно много времени, прежде чем Мар-кус объявил:
- Профессор, ваша остановка.
В автобусе, кроме нас, находились еще два пассажира, я видела их, когда мы сади-лись, но мы расположились на втором этаже и мне не удалось рассмотреть их получше.
На улице уже светало. Автобус исчез сразу же, как только я попыталась его разгля-деть. Мы стояли на перекрестке насыпной дороги. В конце одной виднелось озеро, в конце другой старая покосившаяся хижина, наполовину разрушенная. Рядом, буквально в метрах пяти возвышались кованые ворота с аркой, на которой было большими резными буквами на-писано «Хогсмид», за ними были видны деревянные дома с огоньками в окнах, последняя дорога уводила через поля к густому темному (особенно сейчас) лесу.
- Кстати, - заметил Алан, поведя рукой в сторону полуразрушенного дома, - Визжа-щая хижина.
Я уставилась на дом, как будто ожидая, что он закричит.
- Нам пора, - Рикман (или теперь уже Снейп) взял меня за руку, и мы двинулись в сто-рону леса.
- А тебя, правда, чуть не покусал оборотень? – брякнула я, оглядываясь на хижину.
- Правда, - жестко произнес Алан, и я решила, что не стану сейчас продолжать этот разговор.
Мы долго шли молча, потом Алан вдруг сказал:
- Если ты устала, я могу понести тебя.
- Нет, все в порядке.
- Мы могли бы добраться на метле. Но, учитывая твое положение, это было бы необ-думанно.
- На чем добраться, - выйдя из ступора, наконец, переспросила я.
- На метле, - по слогам повторил Алан.
Я была в сказке. Получается, мне только казалось, что я все уже приняла. Мне показа-лось, что волшебство стало обыденным в моей жизни. То, что происходило сейчас, было просто невероятным, ошеломляющим, невозможным.
Мы резко остановились перед выходом на небольшую поляну.
- Почему мы не идем дальше? – спросила я.
- Мы пришли, - пожал плечами Алан.
- Как? – я огляделась, пытаясь найти хоть признаки того, куда мы направлялись. Это было трудно еще и оттого, что я совершенно не имела понятия, куда мы должны были прий-ти.
- Ты невероятно нетерпелива. Напоминаешь мне Грейнджер, и еще одну мою сту-дентку, - всматриваясь в пространство, произнес Рикман.
Я сильнее сжала его руку, и боковым зрением заметила, как он улыбнулся…..
И вдруг……!!!
Реальность как будто нырнула в неведомую бездну, и резко вынырнула обратно. Де-ревья перед нами наклонили кроны, закрывая обзор.
Алан выбросил вперед руку с палочкой и произнес какое-то странное слово. Деревья резко выпрямились…. И я вскрикнула от удивления и восхищения!
Слова никак не складывались в предложения, я не могла вымолвить ни звука. Слиш-ком сильным было потрясение от увиденного.
Алан терпеливо ждал, пока я обрету дар речи. Я не могла ошибиться!
- Это Хогвартс? - охрипшим и дрожащим от волнения голосом произнесла я.
- От тебя ничего не укроется, - ухмыльнулся Алан и потянул меня за собой. Мы про-шли ворота и оказались во внутреннем дворе огромного замка. Я озиралась по сторонам, ста-раясь не упустить ни одной детали.
Большие дубовые двери открылись перед нами сами собой. Не успела я, как следует рассмотреть зал, в котором мы оказались, как Алан дернул меня в какую-то дверь, и я почув-ствовала уже знакомый запах хвои и мяты.
- Отчего так пахнет? – не сдержалась я, поняв, что мы направляемся в подвал.
- Здесь в основном лаборатории. Котлы топятся сосной и кедром. Мята, - он указал пальцем в основание стены, где висели небольшие холщовые мешочки, - забирает углекис-лый газ, и поддерживает нужную влажность.
Мы прошли в еще одну дверь, и я сильнее схватила Алана за руку, он же только весе-ло на меня взглянул.
Длинный и широкий коридор, по одной стороне которого располагались двери, а по другой большие деревянные скамьи, был полон людей. А вернее детей.
Все они сновали кто куда. Кто-то обгонял нас, кто-то шел нам навстречу.
- Так рано, почему они не спят? – шепнула я Алану на ухо.
- Потом объясню, - коротко бросил он.
Наконец, мы остановились у одной из многочисленных дверей, и вошли в небольшое помещение. Там было совершенно пусто. Только факел в держателе на стене слева. И две двери в противоположной от входа.
Было еще кое-что, о чем я не сказала. Когда мы шли по коридору, приключилась одна странная вещь. Все попадающиеся нам на пути студенты … здоровались с Аланом.
- Алан, - остановила я его, прежде чем он двинулся к одной из дверей.
- Да.
- Откуда все они так хорошо с тобой знакомы. Ты герой в магическом мире? Или твоя фотография украшает стену почета в Хогвартсе?
- Все куда проще, дорогая, я их учу!
Мое сердце учащенно билось где-то в горле.
- Учишь? Но ведь ты сказал, что не преподаешь больше…?!
- Когда?
- Ну, тогда, когда я спросила тебя. Ты сказал, что занимаешься научной работой…
- По алхимии. Все верно.
- Но ты говорил…
- Ты спросила, преподаю ли я Зельеваренье. Я честно ответил, что нет. Зельеваренье я не преподаю.
- …???
- Я преподаю Защиту от Темной магии.
- Что?
- Защиту от Темной магии. Успокойся, я все тебе объясню, - он усмехнулся, видя мой растерянный вид.
- Ты здесь живешь, - я обвела комнату глазами.
- Я живу в Лондоне. А здесь живет моя мать, - терпеливо разъяснил он, толкнув дверь рукой.



Глава 20



Заклинаю! Простите за столь долгое молчание! Я очень стараюсь исправиться! Ну, правда!.... Девятого обязательно будет продолжение. ОБЕЩАЮ!!!!!!!!!!!!!
Всех фей, волшебниц и ведьм с Праздником!

***

Я в прямом смысле слова похолодела, а сердце, казалось, сейчас выскочит наружу.
- Я преподаю Защиту от Темной магии, - спокойно ответил Алан.
- Что?
- Защиту от Темной магии. Успокойся, я все тебе объясню, - он усмехнулся, видя мой растерянный вид.
- Ты живешь здесь, - я обвела комнату глазами.
- Я живу в Лондоне. А здесь живет моя мать, - терпеливо разъяснил Рикман, толкнув дверь рукой.
Он пригласил меня войти, и мы оказались в просторном зале с каменным полом, высокими стрельчатыми окнами, которые впрочем, были занавешены (зачем вообще окна в подземелье?) темными портьерами. По стенам в основном располагались стеллажи, за стеклами в которых стояли странные приспособления, весы, колбы, ящички и книги. Множество книг. Их количество было не сравнимо с тем, что находились у Алана в квартире. Справа располагались скамьи, расположенные наподобие амфитеатра. Слева небольшая кафедра и доска, стоявшая на красивой резной подставке.
Свет давали факелы, расположенные в стенах, по три в каждой. На противоположной от входа стене еле угадывалась черная дверь, которая тоже была занавешена темной тканью.
Меня сразу заинтересовало, куда же ведет вторая дверь, которую я видела в «коридорчике». Она осталась справа от той, в которую мы вошли, но справа в этом, как я поняла, классе, находилась чуть выступавшая вперед стена, которая, наверняка, не могла вместить в себя комнату, или даже кладовку.
- Уж этого ты точно не ждала, - прохрипел над моим ухом Алан.
От неожиданности я развернулась и наткнулась на взгляд черных глаз, которые смотрели на меня с превосходством и любопытством.
- Она, верно, бывала здесь, - сказала я, имея в виду Джоану Роулинг.
- Да, довольно сложно описать, например, движущиеся портреты, меняющие направление лестницы, и темноту подземелий…
- Ага, и тонкий аромат кипящего котла…
- Прекрати, - скривился Алан, и стал очень похож на Снейпа.
- Ты как-то не вписываешься в окружающую обстановку, - произнесла я, касаясь рукой его волос.
- Ты просто насмотрелась фильмов о «Гарри Поттере». У меня светлые волосы от природы.
Я улыбнулась.
- Просто седовласый Снейп… это как-то…
- Не говори обо мне в третьем лице. Не забывай, что я и есть он самый.
- Прости.
Я вновь огляделась.
- Это мой класс, как ты могла заметить.
- Алан, я уже ничего не понимаю…
- Невозможно уйти из Хогвартса навсегда. Зельеваренье здесь теперь преподает тот самый, ах ты же еще о нем не слышала, его зовут Гораций Слизнорт, он был еще моим учителем, ему уже лет сто десять не меньше…
Я провожу лекционные дни, потом студенты занимаются сами, со своими деканами и старостами, а я устраиваю им контрольную проверку в конце каждого семестра.
- Мне опять все начинает казаться слишком ненастоящим.
- Не думал, что поездка на «Рыцаре» тебя не убедила, - ухмыльнувшись, произнес он.
Почти в этот же момент та самая дверь в противоположной стене открылась. Оттуда вышла высокая худощавая женщина, на вид лет шестидесяти. Она очень была похожа на Алана, те же черные глаза, и острые скулы, темные волосы, были собраны на затылке легкой черной лентой. Она была одета в черную мантию, а когда женщина подняла голову и в упор на меня посмотрела, я поняла с кого Роулинг «списала» книжного Снейпа.
- Д-д-добрый день, - тихо пролепетала я, не смея отвести глаз.
- Здравствуйте, юная леди, - голос у нее, тем не менее, был очень приятным.
Алан кивнул, и, поклонившись, поцеловал ее руку.
- Здравствуй, Северус, - легко произнесла женщина, - все-таки решился?! - добавила она, кивнув в мою сторону.
Я почувствовала себя очень неловко.
- Да, - коротко ответил Рикман.
И развернувшись ко мне, продолжил:
- Это моя мать, Элиана, познакомься.
Женщина протянула руку. Только ее руки выдавали ее возраст – почти восемьдесят лет. Я тихонько сжала ее ладонь.
- Элиана Биггерстафф.
- Эйлин Принц Снейп, - кивнула она.
- Рада познакомиться, миссис Снейп.
-И я очень рада, мисс Элиана. Рима много мне о вас рассказывала.
Рима. Я вдруг вспомнила о ребенке и том, что мы должны рассказать Риме. И тут же почувствовала себя нехорошо.
- Милая, вы побледнели, - забеспокоилась миссис Снейп, - с вами все в порядке.
Алан подскочил ко мне и приобняв, повел в сторону выхода.
- Нет, с ней не все в порядке, мама. Она ждет ребенка и, похоже, не слишком хорошо переносит беременность.
Я заметила удивление на лице матери Алана, прежде чем мы вышли.
- Со мной все в порядке, - попыталась отстраниться я.
- Не спорь. Тебе нужно отдохнуть, я отведу тебя к Гермионе, наверх. Здесь все-таки не место будущей маме, - он нежно коснулся пальцами моего живота, и мне захотелось расплакаться… от счастья!
Мы поднялись на третий этаж, и он постучал в первую же дверь в холле.
- Да, - раздался приглушенный голос из-за двери.
- Открой, у меня к тебе дело, - сухо ответил Алан.
- Не заперто.
Алан толкнул дверь, и мы вошли в небольшую комнату. Здесь повсюду были разбросаны листы пергамента, перья и чернильницы. На креслах высились горы одежды, на камине стояла надпитая бутылка мартини, а посреди незаправленной кровати спокойно спал большой рыжий персидский кот.
- Не такой себе представляла, комнату всезнайки Грейнджер? – ехидно усмехнулся Алан.
- Еще раз назовешь меня всезнайкой, колдун недоделанный, превращу тебя во что-нибудь…
- У тебя, между прочим, гости, - прервал ее Рикман. И сидящая к нам спиной, таинственная всезнайка обернулась.
Это была симпатичная женщина лет тридцати, с каштановыми волосами, карими глазами и курносым носом.
- Знакомься, - произнес Алан, скидывая вещи с кресла на кровать и предлагая мне сесть, - Гермиона Грейнджер.
- Она так похожа на… - я осеклась, осознав, что даже не поздоровалась, - простите, здравствуйте, мисс…??
- Мисс, мисс, - помог мне Алан, - гриффиндорские львицы редко выходят замуж.
- …мисс Грейнджер, - продолжила я.
- Добрый день, мисс Элиана.
Я вопросительно взглянула на Алана. Он что всем здесь сообщил, что я приеду с ним.
- Ты даже не поверишь, какой предмет преподает Гермиона, - еще больше озадачил меня Рикман.
-Разве не трансфигурацию? – повернулась я к женщине.
- А ты много читаешь, - заметила Гермиона, - нет, я веду Прорицания.
- Но вы же их ненавидите, - вырвалось у меня.
- Это Гермиона Грейнджер из книг этой магглы Роулинг их ненавидит. Это мой врожденный дар, как возможно от него отказаться.
- Это она, Северус, та самая, - вдруг серьезно произнесла Гермиона.
- Кто? – не поняла я.
- Она мне тебя предрекала, - тихо заметил Рикман.
- Что???
- Северус, выйди, - просто попросила Гермиона.
- Мне нужно решить несколько вопросов по поводу лекций, ты не против, если Эл побудет с тобой?!
- Совсем нет, иди.
Алан вышел. И мне вдруг показалось, что мы знакомы с Гермионой сто лет. И все-все друг про друга знаем. Ну, уж она то обо мне точно.
- Как вернетесь в Лондон, сразу скажи ей. Сейчас подходящий момент. Потом будет только трудней.
- Ты о Риме? – опешила я.
- Не знаю. Просто тебя что-то беспоко

Сделать бесплатный сайт с uCoz