…оролся с телом и осознанием моих желаний. Но он окончательно смолк, когда я вышла в спальню для гостей в белом махровом халате.
Рикман сидел в кресле. Я остановилась, стащив с головы полотенце. Мы пристально смотрели друг на друга. Я не знаю, сколько продолжалось это немое сопротивление зову наших желаний, но в какой-то момент мы сорвались со своих мест одновременно и кинулись в объятия друг друга.
Минут десять (а впрочем, я потеряла счет времени), мы исступленно целовались. Алан подхватил меня на руки и усадил на кровать. Сопротивляться? Я уже не могла. Не хотела. Не умела. Я не умела ему противостоять. Он провел ладонью по моей щеке, коснулся пальцами моих губ, подбородка, спустился к груди, а затем, ниже к животу. Затем внезапно сполз с кровати и встал рядом на колени. Я закрыла лицо руками, когда он отодвинул полы халата и стал целовать мои ноги, спускаясь ниже и ниже. Он поцеловал каждый пальчик на моей ноге. Когда он стал подниматься обратно, я запахнула халат снизу, но он тут же, предательски сполз с моего плеча, я постаралась ухватить его и там. Рикман посмотрел на меня затуманенным взглядом (и не сомневайтесь: черных глаз), по его лицу скользнула ухмылка. Он поднялся, присел рядом и стал ложиться, увлекая меня за собой…
Я помню его губы на своих губах. Его руки, скользящие вдоль моего тела. Его руки на моем лице, моей спине, моих бедрах. Я даже укусила его. Но потом…, я просто уснула.
Проснувшись утром, я поняла, что дальше ласк и поцелуев дело не зашло. Я проснулась одна. И мое тело сказало мне, больше чем моя память. Я не переспала с Аланом Рикманом. Обидно? Я даже заплакала от бессилия. Потому что знала, что решиться на такое вновь мне теперь будет очень трудно. А еще нужно было встретиться с Аланом сегодня утром. Это было выше моих сил. Посмотреть ему в глаза после всего, что произошло (и не произошло) это ночью. Даже не видя себя со стороны, я почувствовала, как покраснела.
Решив не тянуть с неминуемой встречей, я оделась и спустилась вниз.
Квартира была погружена в тишину.
- Алан, - тихонько позвала я.
Мне никто не ответил. Я осторожно прошла в комнату, где провела вчерашний вечер и обнаружила приколотую к стеллажу записку.
«Элиана, прости! Мне пришлось уехать очень рано. Не хотел тебя будить. Холодильник полный. Приготовь себе что-нибудь. Я вернусь к вечеру. Не грусти. Займи себя чем-нибудь. Уже скучаю, А. Рикман».
Слишком официальная подпись для любовной записки. Но на душе стало спокойнее. Во-первых, не пришлось сталкиваться с ним нос к носу, во-вторых, он скучает!
Конечно, я не стала оставаться. Нашла ключи, (они висели на стене рядом со входом) и по-быстрому смылась, естественно совершив «преступление». А нечего было записку оставлять на таком видном месте.
***
Вернувшись, домой, я первым делом, набрала номер своей знакомой Дафны, работающей в Королевской библиотеке, и попросила, чтобы она собрала для меня все, вышедшие на данный момент, книги Джоаны Роулинг о Гарри Поттере.
Сварив крепкий кофе, я устроилась за столом, выложив на него свою драгоценную ношу.
Среди дисков и бумаг, стопок журналов и карандашей, лежала ветхая книга в темно-коричневой обложке. На ней серебряными буквами были написаны четыре слова. Я протянула руку, сняла с полки словарь и, положив его рядом, раскрыла книгу.
Бумага была очень странной на ощупь: плотнее обычной типографской, но тоньше картона. Титульный лист был совершенно пустым. Я перелистнула страницу, и поперхнулась кофе, едва не пролив его на фолиант…. Отставив чашку, я судорожно перелистала всю книгу, и, сложив руки на столе, попыталась успокоиться.
В книге было больше девятисот страниц, и вся она была написана… от руки.




***Вот и пришла пора обратиться к вам, дорогие мои читатели! Я от всего сердца благодарна вам за ваше внимание к моему творчеству. Вы вдохновляете. Может это не скромно, но пишите побольше, я буду рада.
Впереди нас ждет еще много интересного. Надеюсь все вы останетесь со мной до конца! Спасибо! И до встречи в следующей главе! Daida.

Глава 8



Дорогая Ariel! Меня очень тронул Ваш отзыв. Поэтому хочу ответить Вам. Вкусы разные: принимаю всю критику и надеюсь, что среди читающих есть и другие вкусы. Со следующей главы более стремительное развитие событий (по просьбам трудящихся, так сказать). Это НЕ мечты, это один из возможных вариантов. А почему он собственно должен был накидываться на нее. Во-первых, он не молод, многое повидал и «играй мой гормон», это явно не про него. Во-вторых, мы еще не знаем, почему герою пришлось уйти так рано. В-третьих, цитирую «… мужчина привел женщину к себе домой, засунул в ванну, уложил в постель и потом ничего с ней не сделал? Так не бывает». Знаете ли, бывает. Опять же то, что он не овладел ею в физиологическом смысле, не значит, что он «ничего с ней не сделал». Заниматься любовью можно разными способами. И, наконец, Вы не допускаете мысли, что герой не хотел просто затащить девушку в постель? Почему вы не верите, что у него могло возникнуть вполне нормальное желание простой заботы? А что если он не относится к ней столь уж не серьезно, как могло показаться?! Ну, про английский чай – без комментариев. Насчет рыбок, не спорю. И мисс Биггерстафф говорила о том, что она чувствовала, как она их видела. Она совсем не против того, что они «пугаются и радуются» и т.д.
ВСЕМ спасибо за отзывы. Daida.

***
Все мысли перепутались. Как возможно, чтобы человек написал такую книгу рукой? Сколько же нужно времени, чтобы совершить такое? И что эта книга делает в доме Рикмана? Вопросов было много. Слишком много…
Я раскрыла словарь, пытаясь отыскать в нем похожие знаки, но ничего не находила. Буквы определенно английские, но вот их написание, очень странное. Я изучала каллиграфию, но такого изящного почерка еще не встречала.
Я просидела над книгой, не вставая, четыре часа. Результатов – ноль! Поняв, наконец, что без помощи своих коллег по университету мне не обойтись, я переписала несколько слов из книги на лист бумаги, сунула его в сумку и, быстро одевшись, бросилась прочь из дома. Через час я была уже в Университете. Джон, мой сокурсник, с которым мы попали в одну команду во время исследований, поверг меня в шок, сообщив, что «это же элементарно».
- Но, Джон, я не понимаю ни слова.
- Ну, слов я тоже не понимаю. А вот буквы, помнишь, Ник рассказывал о своей странной татуировке, говорил, будто это старое написание буквы Q в рукописном варианте, вроде как, это какой-то древний язык от смеси шотландских диалектов и староанглийского кокни.
- То есть, эти буквы вполне можно написать нормально, если иметь своего рода, словарик?
- Верно.
- Но где взять такой словарик?
- Ох, что бы ты без меня делала? – Джон шутливо приобнял меня, набирая номер на своем мобильном телефоне.
- Ник, - произнес он в трубку, - зайди на кафедру. О, кей! Жду.
- Ну!?
- Сейчас придет. Спросим у него, откуда к нему пришла идея сделать эту его татуировку?!
Минут десять мы молча рассматривали лист, на котором моей рукой были переписаны странные слова их книги, взятой мной из гостиной Алана. Ник ворвался как ураган, впрочем, как всегда.
- Какие проблемы, Джонни…, о… мисс Биггерстафф!
- Ник, прекрати, - отмахнулась я, протягивая ему лист.
- Что это?
- Это мы у тебя хотим узнать! – ответил Джон.
Ник пробежал взглядом, по словам на бумаге.
- Это кокни. Просто написано странно. Но я видел это написание. Вот, - Ник отогнул рукав, и мы увидели на его правом предплечье почти такую же букву Q, как и в книге.
- Но как понять, что именно обозначает то или иное написание? - не унималась я.
- Зайди ко мне в мастерскую. Я дам тебе свой словарик, я составил его еще в школе, только с возвратом. Что, нашла какой-то материал?
- Да. Но это так, для общего развития. Не относится к нашим исследованиям.
- А, ну ладно, заходи, я в мастерской.
С этими словами Ник скрылся за дверью.
- Спасибо, Джон, - я улыбнулась парню, собирая сумку и свою одежду.
- Всегда обращайся, если что!.. Эл, - остановил он меня уже в дверях, - ты уверена, что тебе не нужна больше помощь?
- Да, конечно. А что?
- Ты просто.… У тебя прямо, глаза горят, когда ты смотришь на эти буквы. Это так важно для тебя?
- Очень важно, - тихо ответила я, немного помолчав.
- Ну, ладно. Не пропадай.
- Да, я позвоню.
- До встречи.
- Пока!
Домой возвращалась бегом. Покидав одежду у порога ринулась к столу. Открыла книгу и погрузилась в изучение странных знаков. Спустя еще три часа я уже знала, как читаются буквы, которыми написаны слова в книге. Но слов прочитать не удавалось. Просидев за работой еще час, пришла к выводу, что слова зашифрованы, что-то подсказывало мне, что шифр элементарный, но в голову приходили только шифры «цифры-буквы», попробовала – не подходит.
Из моего безумного состояния, граничащего с отчаянием, меня вырвал Шон, вернувшийся с репетиции.
Я резким движением убрала книгу в ящик стола, смахнув при этом со стола стакан с карандашами.
- Ты, чего? – удивился мой брат, выглянув из коридора.
- Все нормально. Рада тебя видеть, - я поднялась из-за стола и направилась на кухню, - ты голоден?
- Нет, Эли, спасибо. Я сейчас иду с друзьями в кафе на углу. Так что, есть, не буду.
- Как знаешь, - то, что Шон уйдет прямо-таки, подняло мне настроение, но ненадолго.
Зазвонил телефон. Шон снял трубку, и обрадовано выкрикнув в нее: «Привет!», позвал меня:
- Эли, это тебя! Подойди!
Ноги приросли к полу, а руки вцепились в спинку стула. Знала ли я, кто звонит? О, да! Прекрасно знала! Просто почувствовала! Именно в этот момент я друг осознала, что украла. Я украла вещь в доме мужчины, который мне доверяет. И он, наверняка, уже знает об этом! Сказать, что я испугалась – ничего не сказать! Я готова была сгореть от стыда!
- Эли! Невежливо заставлять себя ждать, - недовольно произнес Шон, поднося мне трубку.
Я дрожащей рукой взяла телефон из руки брата и приложила к уху.
- Да, - пискнула я, боясь, что в следующее мгновение моя голова взорвется от напряжения.
- Привет, Эл.
- Здравствуйте.
- Ты убежала. И не собираешься возвращаться? – голос Рикмана был как всегда спокоен. Холодная сталь и обволакивающий бархат. Все - одно. Как и прежде, я не знала чего ожидать от этого человека. Я молчала.
- Эл. Ты слышишь меня?
- Да.
- Что случилось?
- Все нормально.
- У тебя какой-то странный голос. Точно все в порядке?
- Да. Да, все хорошо.
- Так ты придешь?
- Я не знаю, стоит ли нам… - начала я, запинаясь.
- Элиана, - произнесено строго и даже с какой-то тенью недовольства.
- Я не могу сегодня, Алан, - отчеканила я.
- Дела?
- Да, причем неотложные, - это, отчасти, было правдой. Я не собиралась отступать от своей идеи расшифровать книгу.
- Я позвоню завтра.
- Да, конечно.
- Тогда, до завтра.
- До завтра, - я повесила трубку не дожидаясь, когда он сделает это первым.
Руки дрожали. Не покидало ощущение, что Рикман знает обо мне что-то ужасное. Заметил ли он пропажу книги? Скорее всего, да! Но почему не подал вида? Что-то задумал?
Этот человек, определенно начинал мне нравится больше и больше. В нем была загадка, которую мне безумно захотелось разгадать.
Проводив Шона, дав ему несколько наставлений, как старшая сестра, и выслушав лекцию на тему: «Сам такой умный, за собой смотри, я уже взрослый и вообще, отвяжись!», я вновь села за стол, достав из ящика книгу со странным названием. Я решила, что расшифровку нужно начать именно с названия. Переписала буквы в их нормальном виде на чистый лист бумаги и сосредоточенно уставилась на них. Слова не расшифровывались. После полуторачасового сидения за столом, заломило спину, и затекшие мышцы просто потребовали хоть какого-то движения. Я встала и прошлась по комнате. Нужно отвлечься, очистить мысли, иначе ничего не получится.
Прошла в гостиную и, поставив диск в первой частью Гарри Поттера, погрузилась в просмотр фильма.
Проснулась, когда уже шли титры. Часы показывали одиннадцать вечера.
Я заснула где-то во время сцены, когда Снейп шептал заклятия, чтобы Гарри упал с метлы, или наоборот, чтобы не упал. Я отметила, про себя, что Снейп в этой сцене особенно привлекателен, то есть Рикман, или все же Снейп. Вообщем, я поняла, почему Инет завален фанфикшеном со Снейпом в главной роли, особенно когда из Снейпа делают героя-любовника.
Последующие два дня я провела в библиотеках Лондона, изучая все возможные шифровки. Вечером второго дня я валилась с ног и, войдя в квартиру, твердо решила сегодня не притрагиваться к книге и пальцем. Наскоро приготовив ужин, я решила посмотреть то, что проспала в первой части о Гарри Поттере. Фильм захватил и заинтриговал. За два последующих дня я прочла первую книгу. Начала читать вторую. Мне почему-то казалось, что здесь я могу найти ответ. Какой и на какой вопрос, не знаю! Просто, здесь был ответ! Покончив и со второй книгой, решила заняться просмотром «Тайной комнаты», которую, конечно же, смотрела, но помнила смутно.
Посмотрев второй фильм, я узнала, как расшифровать книгу Рикмана.
***
Когда молодой Том Риддл говорит Гарри, что Лорд Воландеморт его настоящее, прошлое и будущее, он показывает ему анаграмму. Как буквы из его имени «Том Нарвало Риддл» переставляясь, образуют фразу «Я Лорд Воландеморт». Меня осенило. Я бросилась в спальню к столу, снося на своем пути, все попадающиеся под ноги предметы. Я села за стол и переписала буквы из названия книги по вертикали и стала рассматривать все возможные варианты их сложения в слова. Через три часа непрерывной работы я увидела результат своих трудов.
«Сложнейшие зелья. Ступень подготовки» - было написано на обложке темно-коричневой книги.

Глава 9



***
Было бы глупо не сопоставить все возможные варианты столь очевидных совпадений. Пол Марис был прав: Алан слишком вошел в роль.… Хотя, стоп! Эти книги. Он не мог их собрать только за время съемок в Гарри Поттере, значит, они были у него еще до выхода фильма, а может, и бестселлера Роулинг.
Он что интересуется зельями? Да и как такое может происходить в Лондоне 21 века?!
Нет, нет, и еще раз, нет! Все почудилось, привиделось, все сама себе выдумываю!

Я лежала в постели, пытаясь заснуть, уже битых полтора часа. Мысли в голове натыкались одна на другую. Попытки убедить себя в том, что Рикман настолько «зафанател» от роли Снейпа, что стал и в жизни пытаться скопировать его образ, казались безумными. Да, что там казались, они и были безумными! Это же невозможно!
Мои бредовые размышления прервал звонок в дверь. У кого-то определенно выработалась привычка вытаскивать меня из кровати всякий раз, когда я хочу побыть одна.
Я раскрыла дверь.
- Опять не спрашиваешь, кто пришел?
- Пол, кроме тебя ко мне никто не ходит, в это время, - я устало присела на пуфик в прихожей, пока Пол раздевался.
- На улице кошмар. Опять мороз, да еще и снег пошел…ты чего это, такая….
- Все нормально, просто устала.
- Ничего себе устала, да на тебе ж лица нет.
- Прекрати. И проходи, я сейчас оденусь и спущусь.
Мне показалось, что Пол хотел возразить, но его английское воспитание не позволило ему перечить даме, и он молча прошел в гостиную.
Я как раз натянула кофту, когда почувствовала, что на меня кто-то смотрит. Резко обернулась. В дверях со странной улыбкой на лице стоял Пол.
- Ты обалдел? – возмутилась я.
- Да, - не раздумывая, произнес Пол и сделал шаг в мою сторону.
- Ну, перестань, в самом деле, - я отвернулась к столу, застегивая пуговицы.
- Неужели ты не понимаешь? – прошептал он, осторожно коснувшись моей талии.
Почему я сразу не оттолкнула его?
- Пол, это бессмысленно, - я развернулась, пытаясь говорить как можно спокойнее.
- Почему? Ты нравишься мне, Элиана, и это уж мое дело – как я тебя добьюсь!
- Пол, пусти, - я слегка запаниковала, когда он приблизил свое лицо к моему и сильнее сжал меня в объятиях.
- Ну, что ты? – он попытался меня поцеловать… и тогда, я вырвалась.
- Уйди, - выдохнула я, возмущенная его наглостью.
- Эл, прости, - резко побледнев и отступив на несколько шагов назад, произнес Пол.
- Уйди, прошу, - я уже разозлилась.
- Эл, я просто… я не хотел… не хотел тебя напугать… я неправильно тебя понял…
- Понял? Меня? Пол, ты с ума сошел?! Что ты…
- Эл, прости, прошу тебя. Это больше не повторится. Я клянусь.
Я попыталась успокоиться.
- Когда я дала тебе повод? – недоумевала я.
- Ну, в прошлый раз. А…, о, Боже, ты хотела…. хотела, чтобы Рикман ревновал?!
- Ничего я не хотела!
- Он очень сложный человек…
- Пол, я не хочу говорить о мистере Рикмане. Тем более с тобой.
- Нет проблем.
Его взгляд вдруг скользнул по столу позади меня.
- Что это? – он ринулся к столу прежде, чем я успела развернуться и накрыть книгу лежавшую на нем листом бумаги.
- Моя работа.
Пол попытался убрать с книги лист. Я перегородила ему путь.
- Эта книга…это ведь Алана, да?
Я потеряла дар речи. Остолбенела. Что хотите. Испугалась? Безумно!
- С чего ты взял? - произнесла я, вдруг севшим голосом.
- Ну, я был сегодня у него. В его шкафу не хватает тома, как раз из этой группы…
Мое состояние было близко к обморочному. Я прошептала, даже зажмурившись.
- Ты сказал ему?
- Что? – не понял Пол.
- Сказал, что книги не хватает?
- Зачем? В смысле – нет. Я подумал, что он, может, взял ее почитать или…Он дал тебе эту книгу? Он в принципе никому ничего не дает из своего дома!
Я молчала.
- Ты, что? Ты взяла ее, - ужаснулся Пол, - ты взяла ее без спроса.
Я медленно кивнула.
- С ума сошла? Ты уперла книгу у Рикмана?
- Пол, мне просто стало безумно интересно, зачем он собирает эти книги. Читать? Ты видел хоть одну из них?
- Ну…
Я взяла книгу со стола, и раскрыв наугад подала ему. Глаза мужчины поползли наверх.
- Он это читает?
- Ну, что я говорила!?
- Что это за ерунда?
- Шифр.
- Алан читает зашифрованные книги?
- Не знаю. Но это меня очень беспокоит. Может он их и не читает. Но зачем-то они ему все же нужны!
- Зачем? Чувствую, ты что-то накопала…
- Послушай, - я закрыла книгу и, взяв со стола лист с расшифрованной страницей, прочла:
- «… добавить четверть трилистника, две капли настойки полыни (по рецептуре Аланиса), греть на огне из поленьев дуба, добавить сушеные листья балута (27 фунтов), одну каплю полыни (по рецептуре Морганы), довести до кипения, слить в узкий сосуд, настаивать три ночи и три дня, закупорить сургучом. Хранение: в темном сыром месте. Действие: вечно».
- Бред какой-то… - ошарашено произнес Пол.
В дверь позвонили.
Кто это мог быть в девять вечера? А кто ходит ко мне, следом за своим агентом?! Конечно же, Алан Рикман!
Проходя мимо кухни выглянула в окно. Так и есть, «Форд» Алана стоял на обочине. Подойдя к двери, старательно растерла щеки рукой, взъерошила волосы (безумие, но я захотела увидеть его реакцию, особенно на присутствие Пола в моей спальне). Открыла.
Первое, что увидела - огромный букет лилий. Не просто большой. Огромный! Потом справа от букета показалась голова Рикмана.
- Привет.
- Привет, - ответила я, чувствуя, как подкашиваются ноги.
- Похоже, Пол стал частым гостем в твоем доме? – нет даже тени недовольства в голосе. Просто вопрос.
- Послушай…
- Это тебе, кстати, - Алан протянул мне цветы.
- Спасибо, - тихо сказала я, принимая его подарок и, наверное, густо краснея.
- Так, мне можно войти?!
- О, конечно, проходи! Извини, ты так неожиданно. Я просто…
- Я чему-то помешал? - он говорил таким тоном, как будто ему безразлично, и если он действительно помешал, то он незамедлительно уйдет. Но его голос заставлял меня часто дышать (в первый раз, что ли?!) и от его слов я чувствовала себя неловко.
- Какие глупости. Чему ты мог помешать?! – я постаралась изобразить на лице улыбку. Он тоже улыбнулся и прошел в комнату.
Моя безумная идея о ревности Рикмана к Полу летела в тартарары. Больше всего на свете я сейчас хотела, чтобы Пол исчез каким-нибудь непостижимым образом. А лучше бы его вообще здесь не было. Рикман не подал вида, но я почувствовала его удивление отсутствием Мариса в гостиной.
- Что-нибудь выпьешь? – мило поинтересовалась я, составляя план, как же избавиться от моего предыдущего гостя.
- Да, пожалуй.
Я вышла на кухню, и уже оттуда спросила:
- Что ты будешь?
- Если можно, мартини.
Мартини. Самый романтический напиток, который я знаю.
И почему он не интересуется, где же Пол!?
- А, где же Пол? – ну вот, сглазила.
- Он наверху.
- То есть? - в голосе проскользнули стальные нотки.
- Ну, наверху, - я протянула ему бокал, войдя в комнату.
- В твоей спальне? – глаза вновь почернели, и я вдруг поняла, что гнев, который накатывает на него внезапно, это гнев, которым он не управляет! Он возникает внезапно. И так же внезапно гаснет.
- Моя спальня, это еще и мой кабинет. Пол просматривает там кое-какие бумаги, - моментально соврала я, не зная как еще выкрутиться. Мне уже совсем не хотелось, чтобы Рикман ревновал. Мне не нужны были доказательства. Я все видела и так.
- Пол, ты не спустишься поздороваться? – выкрикнул Алан, не сводя с меня взгляда агатовых глаз.
- Алан, он занят и вряд ли слышит…
- О, Алан, дружище, какими судьбами? – с широкой улыбкой, мистер Марис спускался с лестницы, на ходу застегивая (!?!?!?!?) рубашку.
Вот сволочь!!!!!!!!!!!!!!!!
- Заехал к своей девушке, - хриплым голосом произнес Алан и повернулся к Полу.
- А не староват для девушки-то? - похоже, Пол решил пошутить.
- Я не твоя…. Алан, Алан, пожалуйста…. – Рикман ничего не делал, но я вдруг почувствовала, что не могу двинуться с места. И увидела, как Пол побледнел и прошептал:
- Прекрати сейчас же! С ума сдвинулся? Сначала магглом обзываешь, теперь…. – но договорить Пол не смог, он упал на колени, как будто его ударили по ногам, и через секунду распластался посреди моего коридора.
- Алан, перестань, - я не понимала до конца, что происходит, но я была просто уверена, что ЭТО с Полом сделал именно Рикман. Я бросилась к лежащему на полу мужчине. Он слабо дышал и, похоже, был без сознания.
- Что ты сделал? – я обернулась и взглянула на Рикмана.
- Ему нечего здесь…
- Что ты сделал? – не выдержала я. - Что ты с ним сделал, черт тебя побери!?
- Мисс Биггерста…
- Уходи вон. Уходи. Ты… ты… ненормальный… - я присела возле Мариса, пытаясь привести его в сознание. По моим щекам потекли слезы. Стало страшно. Очень. Происходило что-то ужасное. Непонятное. И от этого - ужасное. Как он смог одним взглядом.… Нет. Я не буду думать об этом. Уже по уши погрязла в сказках и мифологии! Хватит с меня этих странных книг по зельям.
Мои плечи вдруг сжали две сильных руки. Приподняли.
- Прости, - прошептал в самое ухо.
- Как ты это делаешь? – пытаясь успокоиться, произнесла я.
- Может быть, когда-нибудь я тебе скажу…
- Я, правда, не хотела…
- Не надо. Ты и впрямь не моя собственность. Я… погорячился.
- Ты поможешь ему?
- Мы уедем. Ко мне. Он сразу придет в себя, как только закроется входная дверь. Думаю, путь домой он найдет. С ним будет все в порядке. Он даже не будет помнить, что вообще был у тебя сегодня… Ничего из сегодняшнего вечера…
- Алан я с ним не…
- Ты не обязана оправдываться. Я не собираюсь отказываться от тебя, в любом случае.
- Но я хочу, чтобы ты знал, - я даже ногой топнула.
Он усмехнулся.
- Я хочу, чтобы ты знал, что ничего не было.
- Эл, ты можешь встречаться с кем хочешь… - саркастическая усмешка не сходила с его губ.
- Но, Алан, я не встречаюсь с Полом… я…
- Я еще раз повторяю, я не собираюсь отказываться от тебя в любом случае, - он обнял меня крепче, заставляя спрятать лицо на его груди, - у меня уже теперь нет выбора.
- Но я не сплю с твоим агентом, - всхлипнула я, обиженная его уверенностью и неверием мне.
Он двумя пальцами приподнял мой подбородок и легко коснулся губами моей щеки.
- Это хорошо. Потому что я люблю тебя, и мне было бы больно осознавать, что ты принадлежишь еще кому-то.
Мир раскололся на миллиарды мелких кусочков. Реальность растворилась. И мне показалось, что я лечу в неведомую бездну. Это была сказка, и в то же время я очень хорошо осознавала, что все реально.
- Алан, - спросила я, словно в бреду, - ты волшебник?
Он засмеялся.
- Нет. Нет, Элиана, я не волшебник.
Как окажется, это была, чистая правда. Почему? Позже вы поймете.

***
Утро следующего дня я встретила в доме Алана. Спускаясь, услышала, что он возится где-то на кухне. Заглянула в кухню. Его не было. В приоткрытой в подвал двери маячил свет. Я поняла, что Алан там.
- Доброе утро, - крикнула я вниз, встав на пороге, из подвала пахнуло сыростью и валерьянкой.
Внизу что-то упало, громыхнуло и, наконец, разбилось.
- Доброе утро, - послышался голос Рикмана, - я сейчас. Выпей кофе. Там, на столе.
Я еще немного постояла, прислушиваясь к звукам внизу. А затем опрометью бросилась наверх. Отыскав в своей сумке книгу, я бегом спустилась вниз в гостиную, и впихнула ее на прежнее место в шкафу, как только я отняла руку от переплета, я услышала позади себя голос:
- Интересуешься, зельевареньем? – он стоял, опираясь о косяк двери, вытирал руки полотенцем и внимательно смотрел на меня чуть прищуренным взглядом.
Хотелось не просто провалиться под землю. Хотелось сгореть от стыда на месте.
- Не думал, что ты столь любознательна, - похоже, насмехается.
- Алан, я… - но что «я», сказать так и не удалось. Язык вдруг перестал слушаться. Что я могла сказать в свое оправдание?
- Ты знаешь, я никому и никогда не позволял брать книги из моей коллекции. Тем более выносить их из дома!?
Я опустила голову, захотелось стать невидимой частичкой пыли. Я не могла взглянуть на Алана. Не была столь смелой. Нет, трусихой я тоже не была. Но такой смелой!......
- Ты же все равно не знаешь что там, не сможешь прочесть, - спокойно констатировал Рикман.
- А ты? - все-таки, я смелая.
- Что я? А, могу ли я их прочесть? Да, могу. Иначе, зачем они нужны. Книги для того, чтобы их читать!
- Я тоже могу.
Алан удивленно приподнял бровь (тьфу ты, ну вылитый Снейп, только без мантии и сальных волос).
- Как? Это невозможно. Они зашифрованы… - голос его стал менее уверенным, когда я взглянула на него в упор.
- Эта книга, - я указала на только что возвращенный мною, фолиант, - например, называется «Сложнейшие зелья. Ступень подготовки». Сути я не поняла. Но язык-то английский.
Глаза Алана расширились от удивления. И было видно, что он не может подобрать слов.

***

- Как ты прочитала? – он встал прямо, и голос его был более чем серьезен.
- Расшифровала. Там же простые анаграммы, - да уж, простые, сама несколько дней не могла додуматься!
- Зачем ты взяла книгу?
Вот уж не думала, что такой простой вопрос поставит меня в тупик.
- Ну, я….ээээ….ммм….
- Я буду благодарен, если ты будешь говорить по-английски, - он сделал шаг в мою сторону, такого холода в его интонациях я еще не слышала.
- Мне стало интересно, - почти прошептала я.
- Тебя спрашивать не учили?!
- Ты злишься? – я опустила голову, боясь посмотреть ему в глаза.
- Злюсь? Нет. Разочарован.
Как сказала героиня одного популярного фильма: «Это еще хуже, чем злишься!».
- Алан, прости, но ты….ты,…черт возьми, ты такой странный, ты что-то скрываешь от меня. Я очень не люблю недоговоренностей и тайн в отношениях. Если то, что ты вчера сказал мне у меня дома, правда, то я хочу знать тебя. Хочу, чтобы ты доверял мне. А ты не доверяешь…
- Да, как? Как я могу тебе доверять, если ты крадешь у меня из дома книги?! – он усмехнулся, разведя руками.
- Я не крала.
- Ага, взяла почитать!
Головы я так и не поднимала, слезы подступили к горлу. Стад накрыл меня с головой. Рикман обзывал меня воровкой, ею я, в сущности, и была, с его точки зрения. Но ведь мне всего лишь было интересно. И я ведь вернула книгу. Да, знаю, что все это не аргументы. Я взяла без разрешения. В чужом доме. Не принадлежащую мне вещь. Я украла. Кошмар. Слезы полились по щекам.
- Ты заявишь на меня в полицию, или я могу идти? - тихо поинтересовалась я, с огромным желанием выскочить из его квартиры немедленно, уехать к родителям и никогда больше не возвращаться в Лондон.
- Я обязательно заявлю на тебя в полицию, - в его голосе слышалась насмешка и я разрыдалась, закрыв лицо руками.
- Глупая, - он подошел и прижал меня к себе, от него пыхнуло дымом костра и той же валерьянкой, и еще чем-то едва уловимым, похожим на табак, - ты что, поверила? – уже откровенно смеясь, он стал поглаживать мои волосы.
Я замотала головой. И сквозь душившие слезы, прохрипела:
- Мне так стыдно. Это так ужасно…
- Это хорошо, что стыдно, - он обнял меня сильнее, уткнувшись губами в мою макушку.
Я никак не могла успокоиться. Хотела провалиться под землю. Вот прямо сейчас. Даже представить себе не могла, как посмотреть ему в глаза.
- Успокойся, - прошептал он и попытался отнять мои руки от лица. Я судорожно замотала головой, и он опять что-то прошептал, похоже на латыни.
Слезы прекратились как-то внезапно. Я даже не поняла, что произошло. И снова уставилась на свои ладони, не понимая, почему они влажные.
Алан одной рукой приподнял мой подбородок и приблизил свое лицо к моему.
- Ты меня прощаешь? – не сдержалась я.
- Ну, конечно, я тебя прощаю, - закатив глаза, прошелестел Рикман и прикоснулся к уголку моих губ.
Я показалась себе такой незначительной и маленькой, когда он стал целовать меня. Так приятно было ощущать его тепло, силу. Находиться под его защитой. И сейчас мне было уже наплевать, что он имеет надо мной такую магическую власть. Что он может управлять мной, как захочет.
- Я хочу пригласить тебя кое-куда, - произнес он, оставив мои губы, что мне лично очень не понравилось.
- Опять. Надеюсь, это не прием одной из твоих таинственных подруг.
- Слушай, девочка в халате, не слишком ли ты любопытна?! Давай, одевайся. И не забудь, у меня для тебя еще есть подарок.
- Алан, - так не хотелось покидать его теплые объятия и расставаться с этим запахом табака и дыма, я капризно скривила губы, - нам обязательно идти?
- Ну, учитывая то, что это съемки, а у меня контракт? – он сделал небольшую паузу. - Да, обязательно.
Я никогда в жизни так быстро не собиралась. Уже по истечении пяти минут я, совершенно одетая, подкрашенная и вдохновленная стояла в прихожей.

***

Мы долго ехали среди пустынных полей и, наконец, остановились у старых конюшен.
Как оказалось, здесь расположились съемочные павильоны одной из Лондонских студий. Здесь снимали «Узника Азкабана», а точнее, Визжащую хижину изнутри. Когда мы приехали, Дэниел, Эмма и Руперт Гринт уже были на съемочной площадке. Очень смешно было наблюдать, как они разговаривают с мнимым Люпином. Переснимали всю сцену полностью. Неподалеку от кровати, на которой в кадре сидит Рон, Гэри Олдмэна гримировали под Сириуса.
- Ну, наконец–то, Алан, - к нам навстречу поднялся худощавый мужчина с черными до плеч, вьющимися волосами. По надписи на кресле, с которого он встал, я поняла, что это и есть режиссер. Режиссер хмуро на меня взглянул и поднял вопросительный взгляд на Алана.
- А, прости, я вас не представил, - Алан отвлекся, когда к нему подошла невысокая полноватая женщина, похоже гример. – Это мисс Биггерстафф. Это мистер Куарон, режиссер.
Мы мило кивнули друг другу. Но было видно, что Куарону не очень понравилось мое присутствие на площадке. Но перечить такому мэтру как Рикман, он все же не решился.
- А это удобно, то, что я здесь? – прошептала я на ухо Алану, когда мы двинулись в сторону отведенных ширмой, гримерных.
- Не обращай внимания, здесь посторонних больше чем актеров.
Послышался голос режиссера.
- Через десять минут начинаем, Дэн, прекрати сейчас же. Рикман появился. Дэн, я что сказал…
- Я побуду здесь, - сказала я тихо, когда мы почти подошли к ширме, и оттуда уже выглянула гример.
- Да, так будет лучше, там не много места.
Я кивнула, и осторожно пройдя под креплениями света и камер, встала в сторонке.
- Мисс, по-моему, скучает!? – раздался над самым ухом хрипловатый голос.
- С чего вы взяли, - произнесла я, разворачиваясь, и еще не зная, к кому обращаюсь.
На меня уставились два маленьких глаза, на изможденном лице. Чуть заметная улыбка из под редких усов. Зачесанные на бок волосы.
- Ну, вы так одиноко стоите в стороне.
- Я просто жду своего друга.
- И кто же он, позвольте полюбопытствовать.
- Я обязана отвечать незнакомым людям?!
- О, извините, Ремус Люпин, - он поклонился и я смогла осмотреть его с ног до головы. На нем была надета потрепанная серая хламида, а под ней сшитый в нескольких местах пиджак, - потомственный волшебник, выпускник школы Чародейства и Магии Хогвартс. Временно безработный, - закончил он, усмехнувшись.
Сначала я вытаращила глаза и подумала, что он сумасшедший. Но когда он стал еле сдерживать смех, до меня дошло, что он шутит, при чем надо мной.
- Как вам не стыдно, сэр, - сказала я и отвернулась, пытаясь спрятать улыбку.
- Ну, ну, - он коснулся моего плеча и, обойдя меня, опять уставился мне прямо в глаза. – Не обижайтесь.
- Я не обижаюсь, ваше имя мне, определенно, ничего не говорит!
Настала его очередь растеряться.
- То есть, вообще ничего?! – недоверчиво произнес «Люпин».
- Вообще.
- Извините, еще раз. Мое имя Дэвид. Я играю в этом фильме одну из ролей.
- О, очень приятно!
- Мне тоже, а вы?
- Элиана.
- Элиана. Необычное имя.
- Мой друг тоже так сказал, когда мы познакомились.
- Так с кем же вы здесь?!
- С мистером Рикманом.
- О, понятно.
Его «понятно» мне очень не понравилось, показалось, что меня осуждают за что-то, или Алана. Никто и никогда не примирился с нашей разницей в возрасте, ну, кроме Римы, конечно.
Дэвида позвали на площадку, и я решила заглянуть в гримерную. Было безумно интересно, как из Рикман… Продолжение »

Сделать бесплатный сайт с uCoz